Новости. Интернет-аптека - :: МК "Аптека" MKapteka
Пощечины Гуверу
Прибор управления MS Lift

Пощечины Гуверу

30.10.2014

Клеймо самого непопулярного американского президента двадцатого столетия досталось Герберту К. Гуверу. Прошло ровно полвека с его кончины, и сегодня можно с сожалением констатировать: Гувера не жалуют соотечественники-историки и незаслуженно забыли в России – в стране, где будущий президент США спас от голодной смерти миллионы граждан молодой Советской республики. Выходец из России, американский историк Леонид Спивак уверен, что в момент очередного охлаждения отношений между нашими странами пришло время отдать должное великому политику минувшего столетия.

 

shadow

Герберт Кларк Гувер был первым из президентов США, родившимся к западу от реки Миссисипи. Айова, где в 1874 году появился на свет Гувер, в то время являла собой такую глушь, что не каждый из жителей Соединенных Штатов представлял себе ее местоположение. Первыми детскими впечатлениями сына кузнеца Джейкоба Гувера стала непролазная грязь на улице, в которой малыш Герберт часто застревал. В девять лет он стал круглым сиротой и воспитывался у своего дяди.

В 1891 году 17-летний Герберт отправился в Калифорнию в надежде поступить в только что открытый Стэнфордский университет. Он выдержал экзамены по латыни и математике, остальные же предметы провалил. Тем не менее оба профессора наук, в которых юноша продемонстрировал сообразительность, вступились за него. По окончании Стэнфорда Герберт работал горным инженером в Австралии, Азии и Африке, к 1914 году имел опыт успешного руководства двумя десятками горных и других промышленных предприятий. Во время Первой мировой войны Гувер был назначен главой продовольственного управления США.

«Большевизм – это хуже, чем война»

О российской беде, получившей условное название «голод в Поволжье», сегодня вспоминают редко. Мол, случились в 1920‑е годы засуха и неурожай, но советское правительство наладило в конце концов помощь голодающим. В историю также оказались замешаны некие иностранцы, игравшие в коварные игры: шпионаж, интриги против России, спекуляции и прочее.

Страна была обескровлена после революции, гражданской войны и политики «военного коммунизма». Особенно жестокой была ленинская идея продразверстки. У крестьян безжалостно изымался весь хлеб до последнего зернышка, забирали семьи в заложники, расстреливали недовольных. Органы ВЧК, «боевого отряда партии», слали отчеты в столицу о контрреволюционных настроениях по всей России. Так, в одной из сводок ВЧК по Казанской губернии за 26 октября 1920 года говорилось: «Крестьяне относятся к Советской власти недружелюбно по причинам разных повинностей и разверстки... В последнем случае умиротворяюще действуют посылаемые в такие места вооруженные отряды».

Результат не заставил себя ждать. С весны 1921 года в разных районах не только Поволжья, но и Урала, Сибири, Северного Кавказа и Украины начали появляться очаги голода. Чекисты на местах исправно доносили о подавлении крестьянских бунтов, но число смертей от истощения и эпидемий уже не поддавалось учету.

26 июня 1921 года газета «Правда» признала, что в стране голодают около 25 миллионов человек (в реальности эту цифру нужно было увеличить вдвое). Согласно данным официальной статистики, голод охватил около 40 губерний (Поволжье, Южную Украину, Крым, Башкирию, частично Казахстан, Приуралье, Западную Сибирь). Большевистскому правительству пришлось искать помощи у «враждебных» капиталистических государств. Максим Горький обратился через прессу ко всем «честным людям Европы и Америки» с просьбой о поставках хлеба и лекарств.

Одним из первых откликнулся министр торговли США Герберт Гувер. Спустя два дня он уведомил Горького, что сможет кормить до миллиона детей России.

У Гувера была репутация человека, для которого нет ничего невозможного. В конце Первой мировой войны он встал во главе созданной им «Американской администрации помощи» (American Relief Administration, в русском сокращении – АРА), которая поставляла продовольствие в разоренные войной области Европы. При этом Гувер был ярым антисоветчиком; известно его высказывание: «Большевизм – это хуже, чем война».

США не признавали Советскую Россию, но, когда в Америке раздались голоса против помощи красным, министр Гувер ответил: «Миллионы людей голодают. Независимо от политики им надо есть».

Первые пароходы с продовольствием пошли в Россию еще до подписания формальных соглашений с Советами. Понимая, с кем придется иметь дело, Гувер решил составить договор, изложив в нем порядок взаимодействия и обязанности сторон. Предложенный Москве контракт был выдержан в твердых тонах. Никакого вмешательства большевиков в работу APA. Распределяют продукты граждане США с помощью русских сотрудников, отобранных американцами. Советские власти отвечают за перевозки внутри страны и предоставляют необходимые помещения. Одно из важнейших условий: выпустить из чекистских тюрем всех находящихся там граждан Америки.

Председатель Совнаркома В.И. Ленин, узнав о требованиях Гувера, пришел в бешенство: «Подлость Америки, Гувера и Совета Лиги наций сугубая, – писал он в Политбюро. – Надо наказать Гувера, публично дать ему пощечины, чтобы весь мир видел, и Совету Лиги наций тоже».

Но даже в ленинском окружении понимали, что другого выхода у них нет.

Американский пароход «Феникс» с продовольствием прибыл в Петроград 1 сентября 1921 года, а 6 сентября там же открылась первая в Советской России столовая АРА. В сентябре американские представители в Петрограде открыли 120 кухонь для 42 тысяч детей. Согласно правилам, установленным АРА, пищу в столовых могли получать дети в возрасте до 14 лет, прошедшие медицинское обследование (там, где это было возможно) и признанные голодающими. Каждый ребенок, прикрепленный к столовой АРА, должен был иметь специальную входную карточку (Admission Ticket), на которой делались пометки о посещении столовой. Горячий обед выдавался в строго определенное время. Порция должна была быть съедена в столовой, и уносить ее домой не разрешалось.

Кадровый офицер, полковник Уильям Хаскелл возглавил штаб миссии АРА в Москве. В США началась кампания по сбору денежных средств, в том числе было направлено обращение в Конгресс о финансировании. Все это происходило в момент, когда Соединенные Штаты сами страдали от внутренних неурядиц, переживая массовую безработицу, и министр Гувер в тот же период координировал помощь американцам, оказавшимся без средств к существованию.

Прививка от голода

Происходившее в России ставило американских добровольцев в тупик. Нарком иностранных дел Г.В. Чичерин 23 октября 1921 года писал Ленину: «Американский миноносец, на котором ехали некоторые гуверовцы, был остановлен в море новороссийскими чекистами, которые произвели на нем обыск и держались крайне грубо по отношению к американцам».

Грузы с продовольствием застревали в портах и на железных дорогах, гнили и разворовывались. Бесконечные проволочки и бюрократические формальности затягивали получение помощи на местах, в том время как голод косил население в немыслимых масштабах: согласно статистике, от истощения и связанных с ним болезней умирали 15 тысяч человек в день.

Как на самом деле относились в Кремле к деятельности АРА, «разъяснял» информационный бюллетень НКИД РСФСР от 17 октября 1921 года: «...Поддерживает же американское [правительство] начинания Гувера, главным образом, с целью популяризации Америки в России, считая в то же время крупную буржуазную помощь голодающим своего рода агитацией против советского строя».

Но в первое время большевики были вынуждены соблюдать договоренности с Гувером.

К 10 декабря 1921 года продовольствие АРА получали в Самарской губернии 185 625 детей, в Казанской – 157 196, в Саратовской – 82 100, в Симбирской – 6075, в Оренбургской – 7514, в Царицынской – 11 000, в Московской – 22 000, всего же – 565 112 детей.

22 декабря Конгресс США после длительных дебатов одобрил выделение 20 млн. долларов для закупки продуктов у американских фермеров для России. Гуверу удалось убедить антисоветски настроенных законодателей в том, что помогать можно и без официального признания большевистского правительства.

Заокеанские посланники поначалу сталкивались с недружелюбным отношением на местах. Распространялись слухи, что иностранцы приехали в Россию скупать ее природные богатства. Недовольство вызывали требования американцев проводить вакцинацию населения. Говорили, что прививки – это происки дьявола, который таким способом решил наложить на русских людей американское клеймо. Наглядная агитация, объясняющая преимущества прививки, действия не возымела. Тогда американцы объявили, что пайки будут выдаваться только по предъявлении отметки о вакцинации, и в медпунктах началось столпотворение.

Герберт Гувер создал АРА как организацию с минимальной бюрократией. Сотрудники привыкли запросто обращаться к шефу. Он принимал решения. Если требовалось, выезжал на место. В Советской России такой подход не годился. Член правительства Гувер не мог отправиться в страну, с которой Америка не поддерживала дипломатических отношений. По этой причине он привлек на командные посты демобилизованных офицеров армии США. Цель была иметь на месте людей, привыкших брать ответственность на себя и быстро принимать решения. Однако присутствие военных вызывало подозрения у чекистов и бдительных партийцев. Они считали, что в случае необходимости эти офицеры могли бы стать «инструкторами контрреволюционных восстаний».

Для упорядочения работы органов ВЧК в отношении иностранных организаций в конце октября 1921 года был издан приказ «О чекобслуживании иностранцев», в котором отмечалось, что американцы из организации АРА проводят разведывательную деятельность на территории России. Чекисты трудились в поте лица. Велось наблюдение за гуверовцами, их почтовая корреспонденция вскрывалась, в АРА внедрялись «проверенные коммунисты». В записке начальника Осведомительного отдела ИНО ВЧК Я. Залина от 26 января 1922 года указывалось, что в результате «систематического наблюдения за деятельностью АРА» выявлены многочисленные факты «подрывной» деятельности американских сотрудников: «антисоветская агитация в беседах с крестьянами, уничтожение портретов Ленина и Троцкого в столовой» и т.д.

Фронтовики, ковбои и искатели приключений


Советское центральное статистическое управление определило убыль населения за период с 1920-го по 1922 год в 5,1 млн. человек. Голод в России, если не считать военных потерь, был крупнейшей для того времени катастрофой в европейской истории после Средневековья. 27 января 1922 года нарком здравоохранения Семашко писал членам Политбюро: белогвардейская печать усиленно смакует «ужасы людоедства в Советской России». Политбюро поддержало Семашко, и 30 января запретило публикацию всяких сообщений о каннибализме.

Анализ деятельности «Американской организации помощи» производил А.В. Эйдук – старый чекист, представлявший советское правительство при АРА. По его подсчетам, в мае 1922 года АРА ежедневно кормила 6,1 млн. человек. Другие международные организации, включая Красный Крест и Комитет Ф. Нансена, кормили еще около миллиона человек. За время деятельности АРА было выдано более миллиарда (1 019 169 839) детских порций и около 800 млн. – взрослых. Калорийность пайка для детей равнялась 470, для взрослых – 614 калориям. Питание выдавалось населению бесплатно.

Наряду с продовольственной помощью, согласно договору от 22 октября 1922 года, АРА выдавала нуждающимся обувь, белье и многое другое. Организовывались приюты для беспризорных детей, бесплатные аптеки, бани. В сельской местности американцы снабжали население сельхозинвентарем, присылали трактора. В 1922-м и 1923-м годах APA снабдила Россию посевным зерном, которого хватило на засевание около 3,23 млн. га полей, тем самым обеспечив возможность получения хороших урожаев в последующие годы.

Гувер поначалу оговаривал, что американская помощь будет лишь добавкой к ежедневному рациону советских людей. О своем народе должно заботиться собственное правительство. Но часто ситуация была настолько бедственной, что американский паек оказывался единственной едой, достававшейся голодным детям. Многие из них впервые в жизни увидели белый хлеб, сгущенное молоко, какао...

«Опорные базы контрреволюции»

После реорганизации органов госбезопасности, прошедшей в начале 1922 года, на основе ВЧК было образовано Государственное политическое управление (ГПУ). В марте 1922 года Политбюро приняло постановление, в котором председателю ГПУ Ф.Э. Дзержинскому поручалось организовать особое наблюдение за деятельностью американцев. В ГПУ был сделан вывод, что среди иностранных организаций в РСФСР, так или иначе помогающих контрреволюции, видное место занимает АРА, «которая в 1919 году успешно помогла мадьярской буржуазии свергнуть венгерское советское правительство».

Усилия Гувера по спасению русских не имели аналогов в истории. В июле 1922 года ежедневную пищу в столовых АРА получали 8,8 млн. человек, а в августе – почти 11 млн. В это трудно поверить, но наладить столь слаженно работающий аппарат в необъятной и дезорганизованной России смогли всего триста граждан США. Под руководством полковника Хаскелла они приняли на службу более ста тысяч россиян, работавших в отделениях АРА в 38 губерниях.

Эти русские были главной головной болью чекистов. По требованию Гувера нанимали людей грамотных и знающих иностранный язык. Этим критериям отвечали главным образом «бывшие» – представители образованного сословия, столь ненавидимого рабоче-крестьянской властью. По советской Конституции 1918 года они были официально лишены всяких прав. Сегодня уже трудно подсчитать, сколько жизней своих служащих – земских учителей, врачей, офицеров, священников, инженеров – спасли американцы, давая им продукты и заставив большевистских вождей платить им зарплаты.

Советская власть периодически проверяла на прочность американцев. 10 февраля 1922 года по обвинению в контрреволюционной деятельности царицынская ГубЧК арестовала старшего контролера отделения АРА Михаила Арзамасова. Уже через неделю он был приговорен к расстрелу. «Американская организация помощи» приняла вызов. По получении известия об аресте сотрудника царицынское отделение АРА прекратило раздачу пайков для взрослого населения. 20 апреля глава АРА в Москве полковник Хаскелл направил письмо в ГПУ: «Считаю нужным обратить Ваше внимание на то, что, хотя город Царицын и крайне нуждается в помощи, вся работа по оказанию помощи питанием приостановлена в нем до выяснения решения Вашего правительства по вопросу о судьбе этого, очевидно, ни в чем не повинного сотрудника Американской администрации помощи».

Чекистам вновь пришлось отступить. Дело Арзамасова было пересмотрено и постановлением коллегии ГПУ от 25 апреля 1922 года прекращено; обвиняемый был освобожден. Впрочем, следствие по «делу Арзамасова» формально продолжалось еще четыре года.

Согласно договоренностям с Гувером, американцы также могли посылать в Россию продовольственные и вещевые посылки. За два года жители США отправили более 100 тысяч продуктовых посылок и 42 тысячи вещевых. Это была в самом деле народная помощь – посылки отправляли рабочие, служащие, фермеры. Участвовали в кампании герлскауты, возглавляемые супругой министра Лу Гувер. Но бдительное ГПУ обращало внимание, что посылочные отделения АРА были расположены таким образом (на Украине и в полосе западной границы), что в случае интервенции могли превратиться в идейные и материальные «опорные базы контрреволюции».

«Шпионы, нанятые за еду»

Корней Чуковский писал в 1923 году: «Знаешь ли ты, мой дорогой Рокфеллер, что эти три посылки АРА значили для меня? Понимаешь ли ты, как благодарен я Колумбу за то, что в один прекрасный день он открыл Америку?.. Эти три посылки значат для меня больше, чем просто спасение от смерти. Они дали мне возможность вернуться к литературной работе, и теперь я снова чувствую себя писателем».

Чекисты быстро уловили перемену в отношении населения к американцам. Янки стали восприниматься не только как спасители, но и как наиболее эффективно работающий аппарат на местах. В АРА поступали письма из деревень с просьбой прислать портрет Гувера, чтобы поместить его в красном углу. Это наносило ущерб государственной идеологии большевиков. Несмотря на то что во многих районах России и Украины сохранялась угроза голода, 29 марта 1923 года на заседании Политбюро ЦК РКП(б) было принято постановление о ликвидации деятельности АРА на советской территории. Весьма дальновидно постановили «начать ликвидацию тогда, когда грузы АРА, находящиеся в пути и в портах, будут развезены по местным базам, т.е. с июня месяца».

К тому времени Гувер получил еще одну пощечину от Ленина. Оказалось, что большевики, принимая продовольственную помощь из Америки, вывозят и продают собственное зерно в Европу. Вырученная валюта шла на финансирование «мировой пролетарской революции» и дружественных компартий. Подавляющая часть изъятых русских церковных ценностей отправилась в переплавку, а полученные от продажи деньги шли не на борьбу с голодом, а на содержание партийной и советской бюрократии (именно в это время сотрудникам госаппарата были увеличены зарплаты, различные виды довольствия и пр.).

Летом 1923 года деятельность «Американского комитета помощи» в России полностью прекратилась. Остатки продовольствия – муку, крупы, чай, сахар, консервированное молоко, какао, а также запасы лекарств – американцы оставляли местным советским властям. Когда гуверовцы уезжали, из Москвы пришло распоряжение: «При отъезде АРА приветствия, благодарность, проводы могут быть устроены, но должны иметь абсолютно официальный характер... Ни в коем случае не должно быть массовых, от имени населения благодарственных актов и выступлений».

В СССР в то же время шла пропагандистская кампания, направленная на дискредитацию «Американской организации помощи». Стали появляться статьи, что дядя Сэм сбывал в Россию залежалые и никому не нужные товары. Весной 1924 года в Киеве были арестованы «шпионы, нанятые APA за еду». 18 мая того же года «Известия» написали о суде над двумя бывшими сотрудниками APA. Они получили тюремные сроки за разглашение «секретных сведений» о количестве засеянных полей и поголовье крупного рогатого скота в Белоруссии. Узнав о репрессиях, Гувер заявил, что отныне дверь для какой-либо будущей американской гуманитарной помощи Советской России закрыта.

Большая Советская Энциклопедия 1950 года подвела итог деятельности американцев в России: «Предоставленную ей возможность создания собственного аппарата в Советской России АРА использовала для шпионско-подрывной деятельности и поддержки контрреволюционных элементов. Действия АРА вызвали решительный протест широких масс трудящихся».

«Достойное место в людской памяти»

Герберт Кларк Гувер в 1920-е годы оставался самым популярным политиком Америки. Его избрание в Белый дом вызвало ликование. К несчастью, в первый же год президентства случился крах Фондовой биржи (октябрь 1929-го), с которого начался самый тяжелый в истории США экономический кризис. Гувера до сего дня обвиняют в том, что он как президент не сумел предложить эффективной стратегии выхода из Великой депрессии. Образом эпохи, врезавшимся в память американцев, остались очереди за благотворительным супом и появившиеся во всех городах страны трущобы бездомных, прозванные «гувервиллями».

Многие историки, впрочем, считают, что президенту Гуверу просто не повезло. На пике кризиса никакие меры не помогали, и самый деятельный политик наткнулся бы на пределы своих возможностей, а «Новый курс» его преемника Рузвельта стал эффективным, когда низшая точка депрессии была уже позади. Кроме того, Рузвельт продолжил и значительно усилил ряд мер, предпринятых еще гуверовской администрацией. Тем не менее оттенять успехи «белого рыцаря-демократа Рузвельта при черном республиканце Гувере» на много лет стало любимым занятием масс-медиа.

Живший в уединении экс-президент понадобился спустя 20 лет, по окончании Второй мировой войны. Европа оказалась на краю экономической пропасти, и глава Белого дома Гарри Трумэн попросил Гувера вновь направиться за океан. «Вы знаете о голоде больше, чем кто-либо на Земле», – сказал Трумэн. 70-летний Герберт Гувер объездил многие страны Европы, Азии, Латинской Америки, без помпы, речей и церемоний, собирая необходимую информацию для правительства США. По итогам его работы представленный Трумэном билль об ассигновании 425 млн. долларов на оказание помощи двум десяткам стран получил одобрение Конгресса.

Герберт Гувер умер 20 октября 1964 года. Ему было 90 лет.

Историк Ричард Пайпс писал: «Многие государственные деятели занимают видное место в истории благодаря тому, что послали на смерть миллионы людей; Герберт Гувер, скоро забытый в России, а впоследствии президент США, имеет редкую возможность занять достойное место в людской памяти как спаситель миллионов».

Остается лишь добавить, что эти, спасенные Гувером миллионы русских через двадцать лет на фронте и в тылу смогли одержать великую победу над фашизмом. Вот только захотят ли когда-нибудь в России поставить памятник одному из самых неудачливых американских президентов? Сегодня, кажется, об этом даже рано думать...

Корзина:

×